Конституция СВОДОНЕБ СВОДОНЕБ
крайняя_колонка_бугага

Авторы
Тексты
Комментарии

Вернуться к списку:

Автору:

Сейчас по Гринвичу:
2018-08-17 04:11:53
На сайте:

Недавно посетили:

Сейчас
в Чухломе и Кологриве:

В Яунпиебалге и Бобруйске:

В Акюрейри и Уагадугу:


крайняя_колонка



Владимир Шулятиков. ТЕОРЕТИК «ТАЛАНТЛИВОЙ ЖИЗНИ»

KKKKKKK Мы будем говорить о положительных сторонах чеховского миросозерцания. До сих пор весьма значительная часть читающей публики, в своих суждениях о Чехове, упорно держится того взгляда, что заключить о положительных идеалах названного писателя нельзя за неимением достаточных данных. Чехова считают объективным художником-фотографом, смотревшим на жизнь оком беспристрастного наблюдателя, стоявшим вне всяких партий, отказывавшимся излагать свои личные воззрения. При этом делается ссылка на авторитет самого писателя: устами одного из своих героев Чехов, как известно, защищал принцип "свободного искусства", то есть искусства, которое требует от художника единственно воспроизведений, непосредственных впечатлений, не преломленных сквозь призму какой-либо определенной тенденции или идеи. Но "свобода" искусства означает в данном случае лишь свободу от "гражданских" тенденций, свободу от господствующей оценки плодов литературного творчества. Провозглашенный принцип сам по себе отнюдь не ставил Чехова вне всяких партий, вне всякой групповой идеологии. Представление о писателе, закованном в доспехи непроницаемого объективизма, вообще есть не более как фетиш: подобных писателей никогда не существовало, не существует и существовать не может. Как и всякий беллетрист, Чехов явился выразителем определенных групповых интересов, исходил в своих художественных работах из цикла впечатлений, чувств, стремлений, идей, характерных для определенной общественной единицы. Более того, его следует признать одним из самых видных носителей идеологии группы, к которой принадлежал: не чем иным как именно удачным истолкованием данной идеологии, яркой передачей определенных групповых настроений обусловливается его шумная популярность среди широких слоев интеллигенции…
KKKKKKK Обратимся к источникам чеховского пессимизма. Присмотримся ближе к "душевным драмам", переживаемым наиболее, типичными из чеховских героев, "сереньких", "хмурых людей". Все эти драмы построены по одному общему образцу, в основе их всех лежит один характерный Leitmotiv. Приват-доцент Коврин ("Черный монах") подводит конечные итоги своего житейского опыта; ход его рассуждений таков: "Он думал о том, - сообщает нам автор, - как много берет жизнь за те ничтожные или весьма обыкновенные блага, какие она может дать человеку. Например, чтобы получить под сорок лет кафедру, быть обыкновенным профессором, излагать вялым, скучным, тяжелым языком обыкновенные и притом чужие мысли, - одним словом, для того, чтобы достигнуть положения посредственного ученого, ему, Коврину, нужно было учиться пятнадцать лет, работать дни и ночи, перенести тяжелую психическую болезнь, пережить неудачный брак и проделать много всяких глупостей и несправедливостей, о которых приятно было бы не помнить. Коврин теперь ясно сознавал, что он - посредственность!.." Именно на почве этого сознания "посредственности" развивается драматический замысел рассказа, Коврин сходит с ума и в предсмертном бреду воображает себя гением. В данном случае мы имеем дело с несколько исключительной развязкой. Но если откинуть патологический момент развязки, то мы получим основную предпосылку чеховского пессимизма. Тоска по талантам - вот как должны мы определить этот пессимизм…
KKKKKKK "Отчего мы, едва начавши жить, - исповедуется один из героев "Трех сестер", - становимся скучны, серы, неинтересны, ленивы, равнодушны, беспомощны, несчастны... Город наш существует уже двести лет, в нем сто тысяч жителей я ни одного подвижника ни в прошлом, ни в настоящем, ни одного ученого, ни одного художника, ни мало-мальски заметного человека, который возбуждал бы зависть страстное желание подражать ему". Так чеховский герой резюмирует свои наблюдения над областью жизненных явлений, проходящих перед ним…
KKKKKKK Талантов нет на горизонте общественной жизни: ни обитатели "мещанского" царства, составлявшие главный предмет художественного изображения Чехова, ни "одинокие рыцари" на час, протестующие против мещанской культуры, не могут заявить о себе как о талантливых людях: они лишены того, что является, согласно определению, данному Чеховым**, конституитивными признаками таланта: "смелости, свободной головы, широкого размаха". Вот о чем говорят все произведения Чехова, вот та исходная точка зрения, которая придает характер цельности миросозерцанию чеховских героев, стоящих на различных ступенях общественной иерархии, имеющих перед собой отдельные обрывки действительности, не поднимающихся до понимания общего хода охватывающего их исторического процесса, смущенных и подавленных "хаотичностью" приобретаемого ими жизненного опыта. "Сколько бы я ни думал, и куда бы ни разбрасывались мои мысли, - жалуется профессор в "Скучной истории", - для меня ясно, что в моих желаниях нет чего-то главного, чего-то очень важного. В моем пристрастии к науке, в моем желании жить... и во всех мыслях, чувствах и понятиях, какие я составляю обо всем, нет чего-то общего, что связывало бы все это в одно целое. Каждое чувство и каждая мысль живут во мне особняком, и во всех моих суждениях о науке, театре, литературе, учениках и во всех картинах, которые рисует мое воображение, даже самый искусный аналитик не найдет того, что называется общей идеей". Но почтенный профессор ошибается, "ели бы он несколько внимательнее анализировал свои чувства и мысли, он должен был бы убедиться в противном, открыл бы нечто такое, что объединяет отдельные моменты его психической жизни, направляет его чувства и мысли к одному определенному руслу, заставляет его на все различные факты наблюдаемой им действительности реагировать неизменно с одной определенной позиции. В самом деле, пересмотрим некоторые из его суждений. Возьмем, например, его отношение к ученикам. Профессор перечисляет их недостатки; главным образом опечален тем, что в среде его слушателей нет "талантов": "они (ученики) охотно становятся ординаторами, ассистентами, лаборантами, экстернами и готовы занимать эти места до сорока лет, хотя самостоятельность, чувство свободы и личная инициатива в науке не меньше нужны, чем, например, в искусстве или торговле. У меня есть ученики и слушатели, но нет помощников и наследников, а потому я люблю их и умиляюсь, но не горжусь ими".
KKKKKKK Возьмем даже взгляды профессора на современную русскую литературу; произведения новейших русских беллетристов, по мнению профессора, не отмечены печатью истинной талантливости: "умышленность, осторожность, себе на уме, нет ни свободы, ни мужества писать как хочется, а, стало быть, нет и творчества". "Исключая двух-трех стариков, вся новейшая литература представляется мне не литературой, а в своем роде кустарным промыслом, существующим только для того, чтобы его поощряли, но не охотно пользовались его изделиями. Самое лучшее из кустарных изделий нельзя назвать замечательным"... Или, в чем заключается сущность всей душевной драмы, которую переживает сам профессор? "Хмурый человек", видный и даже замечательный ученый, на склоне лет приходит к убеждению, что вне своей специальности, он "талантливым" человеком почитаться не может: решительно во всех своих сверхпрофессиональных отношениях он не в состоянии обнаружить ни малейших признаков смелости, свободной инициативы, широты размаха. Он должен признать себя человеком слабым, посредственным, жалким. Одним словом, ко всему окружающему и к самому себе профессор применяет строго определенную оценку. Каждое его суждение, каждое душевное движение окрашено тоской по "талантливой" жизни. Исповедь, подобная той, с которой выступает перед читателями и профессор в "Скучной истории" и приват-доцент Коврин в "Черном монахе", - исповедь интеллигентов, разочаровавшихся собственных способностях и силах, типичны для всех наиболее искренних чеховских героев…
KKKKKKK Выяснивши, таким образом, отправную точку чеховского мировоззрения, мы должны теперь поставить вопрос: какова социологическая ценность этого мировоззрения. Какие "материальные" интересы, интересы какой общественной единицы покрываются чеховским культом "талантливой жизни"…
KKKKKKK профессора в "Скучной истории". Профессор делает характеристику своего прозектора: "Работает он (прозектор) с утра до ночи, читает массу, отлично понимает прочитанное - и в этом отношении он не человек, а золото; в остальном же прочем это ломовой конь или, как иначе говорят, ученый тупица". Характерные черты ломового коня, отличающие его от таланта, таковы: кругозор его тесен и резко ограничен специальностью; вне своей специальности он наивен как ребенок. Об отношении Чехова к узкой специальности свидетельствует красноречиво целая галлерея художественных типов "людей в футляре". Подняться выше "футляра", выше "кругозора", ограниченного специальностью, выше "ячейки" - вот к чему приглашает Чехов своих читателей. Но было бы весьма крупною ошибкой отсюда заключать, что Чехов проповедовал отречение от всяких форм интеллигентного профессионализма. Подняться над кругозором узкой специализации - не значит еще совершать подъем к таким высям, за которыми развертывались бы особенно широкие горизонты, не значит еще отказаться от своей групповой обособленности и усвоить мировоззрение наиболее прогрессивного и жизнеспособного из общественных слоев. Проповедовалось лишь отрешение от старых форм интеллигентного профессионализма и замена их новыми…
KKKKKKK II
KKKKKKK "О, боже мой... мне сорок семь лет, - жалуется дядя Ваня в заключительном акте пьесы доктору Астрову, - если, положим, я проживу до шестидесяти, то мне остается еще тринадцать. Долго! Как я проживу эти тринадцать лет? Что буду делать, чем наполню их? О, понимаешь... понимаешь, если бы можно было прожить остаток жизни как-нибудь по-новому. Проснуться бы в ясное тихое утро и почувствовать, что жить ты начал снова, что все прошлое забыто, рассеялось, как дым. Начать новую жизнь!.."
KKKKKKK Прошлое дяди Вани - однообразное, "серенькое", тянувшееся целую четверть века прозябание "в четырех стенах". Будущее, неотвратимо стерегущее его, - это "длинный, длинный ряд дней, долгих вечеров", столь же однообразных и бесцветных, как раньше, точная капля прошлого.
KKKKKKK Таким образом "мещанская" обстановка страшна для своей жертвы прежде всего монотонностью своего колорита. Однообразие впечатлений, получаемых в недрах "мещанского" царства, выдвигается Войницким как главный обвинительный аргумент против названного царства. На той же исходной точке зрения стоят и другие чеховские герои и сам Чехов. Правда, делаются упоминания об иных чертах "мещанской" жизни, более существенных при определении ее социологической ценности; но упоминания эти делаются, так сказать, попутно, - особого значения Чехов им не придает. Однообразный ритм жизни, общение с людьми, неизменно повторяющими друг друга, с однообразно мыслящей и чувствующей "толпой" - вот что составляет в изображении Чехова сущность мещанского царства, вот что отмечается как конституитивные признаки "мещанской" культуры. Знаменитая "гнилая скука", доминирующее настроение чеховских героев порождены именно отмеченными условиями…
KKKKKKK Самая идея возможности новой жизни не составляет достояния "хмурых людей", родилась она вовсе не на лоне обрывков действительности маленьких "мирков", служивших предметом художественного изображения для Чехова. Она подчеркнута "хмурыми людьми" извне, из круга понятий, выработанных обитателями другой общественной среды, "другого мира". Мещанское царство отгорожено от этого "другого мира" высокой и толстой стеной. Но через высокую и толстую стену до "хмурых людей" все-таки доносятся отголоски того, что совершается там, у родников настоящей, неуклонно прогрессирующей, торжествующей жизни. Прислушиваясь к несущимся из "прекрасного далека" отголоскам, "хмурые люди" получили уверенность в наступлении "новых времен", "vita nuova". Стоя в стороне от большой дороги исторической эволюции, не принимая участия в создании "vita nuova", они, естественно, могут по отношению к долженствующему наступить царству всечеловеческого счастья занять лишь одну позицию - позицию пассивного ожидания. А самой идее, заимствованной ими извне, вскормленной чуждым им течением жизни, они придают свое собственное, "групповое" содержание.
KKKKKKK Истинная подкладка их стремлений к новой жизни есть стремление к новизне an und fur sich, так, для перемены, прежде всего ради самой перемены: "Главное перевернуть жизнь, а все остальное неважно". Каждый раз, когда "хмурые люди" мечтают о счастливом будущем, их мечты страдают крайнею неопределенностью: новая жизнь через сто, двести лет настанет, человечество будет чувствовать себя обновленным, бодрым, веселым, - вот и все, что нам сообщают о новой жизни чеховские герои. Даже основные принципы нового общественного порядка остаются в мировоззрении чеховских героев невыясненными.
KKKKKKK Во чтобы то ни стало избавиться от гнетущего, "скучного" однообразия мещанской обстановки - такой ближайшей практической целью задаются "хмурые люди". Допускается ряд различных решений поставленной задачи…
KKKKKKK Профессиональные качества, на которых известная часть общества строит свое благополучие в борьбе за существование, могут развиваться и прогрессировать при одном существенном условии: окружающая среда должна отличаться разнообразием составляющих ее элементов. Только разнообразие получаемых извне впечатлений и импульсов родит изображения: серенькая обстановка неподвижной рутинной жизни исключает всякую возможность последнего. Требование обладать талантом, требование открывать "еще неисчерпанные, незаменимые источники существования", требование неустанной изобретательности и неизменной оригинальности может быть проведено в жизнь лишь тогда, когда процесс смены впечатлений и импульсов, получаемых извне, совершается непрерывно с максимально возрастающей интенсивностью и быстротой. Вот почему, пользуясь всяким случаем, Чехов заставляет своих героев проникаться в топ или иной форме жаждой перемен, стихийным стремлением перевернуть жизнь во что бы то ни стало, какой бы то ни было ценой, каким бы то ни было путем; пером бытописателя "хмурых людей" управляет сознание групповых интересов, подсказывающих необходимость иной, не мещанской обстановки, обстановки богатой разнообразием своего содержания.
KKKKKKK И вот почему "мещанское царство" получило, под пером Чехова, одностороннее освещение. Однообразие, неподвижность жизни - могила для таланта; вопрос о таланте, то есть о профессиональных способностях, является для известной общественной группы центральным фокусом ее интересов; "мещанская жизнь" до последней степени однообразна и неподвижна; отсюда вывод, обязательный для представителя названной группы: "мещанское царство" ужасно прежде всего и главным образом монотонностью своего колорита. Наружная настилка принята за фундамент здания: один из внешних показателей "мещанской культуры" объявлен ее основой…
KKKKKKK Торжество "слабых", торжество "нормальных", торжество посредственности, торжество ничтожества - вот что бытописатель "хмурого царства" должен был признать самою невыносимой, самою дикою нелепостью из числа тех, какими в его глазах изобилует жизнь. Подобную нелепость он на каждом шагу оттенял наиболее яркими, наиболее выразительными штрихами своей художественной кисти. Подобная нелепость получила для него значение непреложного закона жизни…
KKKKKKK Итак, говорить о Чехове как об объективном фотографе жизни не приходится. Итак, ошибочно мнение, будто бытописатель "хмурого мира" ограничивался воспроизведением отрицательных сторон современной действительности, тщательно избегай высказывать положительные взгляды. Оставленное Чеховым литературное наследие характеризует его как человека строго определенного миросозерцания. Свои положительные взгляды Чехов проводил, как мы старались показать, с большей последовательностью; на различные вопросы общественной жизни он давал ответ, неизменно руководствуясь одним определенным критерием. Если же для многих его положительные взгляды представляются чем-то неуловимым, чем-то не поддающимся анализу, - это объясняется особенностями чеховских идеалов. Русский интеллигентный читатель рядом поколений воспитывался в привычке смотреть на плоды беллетристического творчества с гражданской точки зрения, оценивать их постольку, поскольку ими намечаются ясные и широкие общественные перспективы. "Конечные цели" чеховской программы таковы, что раскрытие последних собою не обусловливают. И кругом читающей публики, над которой не утратила власти означенная выше привычка, бытописатель "хмурых людей" рисуется художником, лишенным "идеалов". "Конечных целей" в данном случае надо искать не там, где их принято обыкновенно находить. Для взоров, привыкших смотреть в данном случае только в "даль", чеховские "конечные цели" незаметны. Он - не наш! Со своей психологической критикой мещанской культуры, со своей психологической оценкой жизненных противоречий современности, со своим культом "аристократии духа" он выступал проповедником интеллигентного примата, интеллигентной диктатуры. По основным предпосылкам своего миросозерцания он принадлежит к их лагерю, лагерю современных идеалистов.
KKKKKKK Сказанным, разумеется, мы отнюдь не думали оспаривать художественных заслуг Чехова…
KKKKKKK Сказанным мы не думали также отрицать за литературным наследством Чехова всякое общественное значение... Но, прислушиваясь к его голосу, поддаваясь обаянию его таланта, мы каждую минуту должны не забывать общих контуров его миросозерцания, общего значения занятой им социальной позиции.
KKKKKKK
KKKKKKK
KKKKKKK С полным текстом статьи можно ознакомиться здесь:
KKKKKKK http://az.lib.ru/s/shuljatikow_w_m/text_0980.shtml
KKKKKKK
KKKKKKK

что это такое?

раздел:
критика
в избранном
у 1 читателя
очень понравилось
1 читателю
прочтений:
1067


Отзывы:
2011-03-28 09:28:41 Паршивоноясвами
aa
И я о том же! Талантливые индивидуумы всегда были редкими, суровая действительность приводила к описываемым Чеховым реалиям. И все потому, что космическая энергия проникает далеко не к каждому в душу. Закрыв шторы своих способностей и своей души, человек разумный больше думает о физическом теле, чем о самореализации. Одолевают и внешние обстоятельства, на которых столь подробно останавливается в своих произведениях Антон Павлович Чехов. Но истинно сильные преодолевают суету сует и становятся Черными Монахами.

2011-03-31 17:52:03 Граф Оман
aa
Мне кажется, значительная часть публики, читающей Чехова, вовсе не думает о положительных или отрицательных идеалах писателя. Публика вообще не любит думать, о чем хотел сказать автор… Это в школе любят задавать сочинения, да филологически подкованные исследователи могут позволить себе помуссировать подобные вопросы. А статья Шулятикова необычна, в ней есть мысль, доказательство этой мысли (пусть и спорной). Учитывая, что статья написана более 100 лет назад, не перестаешь удивляться современному состоянию чехововедения: по большей части все говорят об одном и том же, не пытаясь высказать новые мысли (ну, хотя бы спорные). А оказывается, и старые еще не все [...]
страница 0
крайняя_колонка_бугага
Свод Законов
Канцелярская Крыса
Книга Жалоб
Миллион значений
Пан Оптикум
Помощь
рецензии
Школа дураков

Все права на опубликованные произведения принадлежат их авторам. Копирование, полное или частичное воспроизведение текстов без разрешения авторов не допускается, за исключением случаев, предусмотренных Законом об авторском праве. По всем вопросам, касающимся использования размещенных на сайте произведений просьба обращаться непосредственно к авторам, администрация сайта не уполномочена вести какие-либо переговоры от их имени.