Конституция СВОДОНЕБ СВОДОНЕБ
крайняя_колонка_бугага

Авторы
Тексты
Комментарии

Вернуться к списку:

Автору:

Сейчас по Гринвичу:
2018-05-22 00:45:18
На сайте:

Недавно посетили:

Сейчас
в Чухломе и Кологриве:

В Яунпиебалге и Бобруйске:

В Акюрейри и Уагадугу:


крайняя_колонка



Виссарион Белинский. Сочинения Александра Пушкина
ппппппппппппппп СТАТЬЯ ПЯТАЯ
ппппппппппппппп
jjjjjj Взгляд на русскую критику. - Понятие о современной критике. - Исследование
jjjjjj пафоса поэта, как первая задача критики. - Пафос поэзии Пушкина вообще. -
jjjjjj Разбор лирических произведений Пушкина.
jjjjjj
jjjjjj
рррррррррррррррррррррррррррррррр В гармонии соперник мой
рррррррррррррррррррррррррррррррр Был шум лесов, иль вихорь буйной,
рррррррррррррррррррррррррррррррр Иль иволги напев живой,
рррррррррррррррррррррррррррррррр Иль ночью моря гул глухой,
рррррррррррррррррррррррррррррррр Иль шопот речки тихоструйной.
рррррррррррррррррррррррррррррррр
Прежде нежели приступим к рассмотрению тех сочинений Пушкина, которые
запечатлены его самобытным творчеством, почитаем нужным изложить наше
воззрение на критику вообще. Доселе в русской литературе существовало два
способа критиковать. Первый состоял в pазборе частных достоинств и
недостатков сочинения, из которого обыкновенно выписывали лучшие или худшие места, восхищались ими или осуждали их, а на целое сочинение, на его дух и идею не обращали никакого внимания. С этим способом критики русскую
литературу познакомили Карамзин и Макаров...Такой способ критики,
очевидно, поверхностен и мелочен, даже ложен, ибо если критик смотрит на
частности поэтического произведения без отношения их к целому, то необходимо
должен находить дурным хорошее и хорошим дурное, смотря по произволу своего личного вкуса. Подобная критика могла существовать только в эпоху стилистики, когда на сочинения смотрели исключительно со стороны языка и
слога и восхищались удачною фразою, удачным стихом, ловким звукоподражанием и т. п. Теперь такая критика была бы очень легка, ибо для того, чтоб отличить хорошие стихи от слабых или обыкновенных, теперь не нужно слишком много вкуса, а довольно навыка и литературной сметливости. Но как все в мире начинается с начала, то и такая критика для своего времени была необходима и хороша, и в то время не всякий мог с успехом за нее браться, а успевали в ней только люди с умом, талантом и знанием дела. С Мерзлякова начинается новый период русской критики: он уже хлопотал не об отдельных стихах и местах, но рассматривал завязку и изложение целого сочинения, говорил о духе писателя, заключающемся в общности его творений. Это было значительным шагом вперед для русской критики... С двадцатых годов критика русская начала предъявлять претензии на философию и высшие взгляды. Она уже перестала восхищаться удачными звукоподражаниями, красивым стихом или ловким выражением, но заговорила о народности, о требованиях века, о романтизме, о творчестве и тому подобных, дотоле
неслыханных, новостях. И это было также важным шагом вперед для русской критики... Мниморомантическая критика не замечала, в запальчивости своего юношеского одушевления, неизмеримой разницы между Пушкиным и вышедшими по следам его блестящими и даже вовсе неблестящими талантами и талантиками... Перед тридцатыми годами, и особенно с тридцатых годов, русская критика заговорила другим тоном и другим языком. Ее притязания на философские воззрения сделались настойчивее; она начала цитировать, кстати и некстати, не только Жан-Поля Рихтера, Шиллера, Канта и Шеллинга, но даже и Платона, заговорила об эстетических теориях и грозно восстала на Пушкина и его школу! Даже собственно романтическая критика, та самая, которая несколько лет сряду провозглашала Пушкина северным Байроном (как будто бы английский Байрон родился на юге, а не на севере Европы) и представителем современного человечества, даже и она отложилась от Пушкина и объявила его чуждым высших взглядов и отставшим от века... Несмотря на смешную сторону этого факта, в нем нельзя не признать большого шага вперед, и нельзя не одобрить
этой строгости и требовательности. Смешная же сторона состоит в неопределенности и шаткости требований, которые эта критика предъявляла с такой суровостью и профессорскою важностью. Тогда ожидали от поэта не того, для чего был он призван своею природой и требованиями времени, а подтверждения и оправдания теории, которую составил себе господин критик, - и если творения поэта не улеглись плотно на прокрустовом ложе теории критика, критик или вытягивал их за ноги, или обрубал им ноги (даже и голову - смотря по обстоятельствам), или, наконец, объявлял, что поэт ничтожен,
мал, чужд высших взглядов и отстал от века... Таким образом, если псевдоклассическая критика была ложна оттого, что основывалась только на старых авторитетах, ничего не зная о явлении и существовании новых, а мниморомантическая критика была слаба оттого, что, за неимением, времени,
слишком поверхностно, больше понаслышке, чем изучением, познакомилась с
новыми авторитетами, - то критика тридцатых годов была неосновательна от
избытка эклектического знакомства со множеством теорий и образцов.
Где же безопасный проход между Сциллою бессистемности и Харибдою
теорий? Судите поэта без всяких теорий - ваша критика будет отзываться
произволом личного вкуса, личного мнения, которое важно для одних вас, а для
других - не закон; судите поэта по какой-нибудь теории - вы разовьете и,
может быть, очень хорошо, свою теорию, может быть, очень хорошую, но не
покажете нам разбираемого вами поэта в его истинном свете. Какой же путь
должна избрать критика нашего времени?
...Надо совершенно отказаться от роли судьи и актера и ограничиться только ролью постороннего любопытного свидетеля и зрителя... Все произведения поэта, как бы ни были разнообразны и по содержанию, и по форме, имеют общую всем им физиономию, запечатлены только им свойственною особеностию, ибо все они истекли из одной личности, из единого и нераздельного я. Таким образом, приступая к изучению поэта, прежде всего должно уловить в многоразличии и разнообразии его произведений тайну его личности, то есть те особенности его духа, которые принадлежат только ему одному...
Но каким же образом уловить тайну личности поэта в его творениях? Что должно делать для этого при изучении произведений его?
Изучить поэта, значит не только ознакомиться, через усиленное и повторяемое чтение, с его произведениями, но и перечувствовать, пережить их.
Всякий истинный поэт, на какой бы ступени художественного достоинства ни
стоял, а тем более всякий великий поэт никогда и ничего не выдумывает, но
облекает в живые формы общечеловеческое. И потому, в созданиях поэта, люди,
восхищающиеся ими, всегда находят что-то давно знакомое им... Сочинения, в
которых люди ничего не узнают своего и в которых все принадлежит поэту, не
заслуживают никакого внимания, как пустяки. На этой-то общности, по которой
создание поэта столько же принадлежит всему человечеству, сколько и ему
самому, - на этой-то общности и основывается возможность всем и каждому, в
ком есть человеческое (то есть духовное, разумное), переживать
произведения художника, изучая их...
Говоря о таком многостороннем и разнообразном поэте, как Пушкин, нельзя
не обращать внимания на частности, нельзя не указывать в особенности на то
или другое даже из мелких его стихотворений и тем менее можно не говорить
отдельно о каждой из больших его пьес; нельзя также не делать из него
больших или меньших выписок; но, ограничившись только этим, критик не далеко
бы ушел. Прежде всего нужен взгляд общий не на отдельные пьесы, а на всю
поэзию Пушкина, как на особый и целый мир творчества...
Пушкин был призван быть первым поэтом-художником Руси, дать ей поэзию,
как искусство, как художество, а не только как прекрасный язык чувства. Само
собою разумеется, что один он этого сделать не мог. В первых наших статьях
мы изложили весь ход изящной словесности на Руси, показали начало и развитие
ее поэзии, участие, какое принимали в этом предшествовавшие Пушкину поэты,
равно как и их заслуги. Повторим здесь уже сказанное нами сравнение, что все
эти поэты относятся к Пушкину, как малые и великие реки - к морю, которое
наполняется их водами. Поэзия Пушкина была этим морем...

Наша русская поэзия до Пушкина была именно позолоченною пилюлею,
подслащенным лекарством. И потому в ней истинная, вдохновенная и творческая
поэзия только проблескивала временами в частностях, и эти проблески тонули в
массе риторической воды...
Еще раз: до Пушкина были у нас поэты, но не было ни одного
поэта-художника; Пушкин был первым русским поэтом-художником...
Тайна пушкинского стиха была заключена не в искусстве "сливать
послушные слова в стройные размеры и замыкать их звонкою рифмой", но в тайне
поэзии. Душе Пушкина присущна была прежде всего та поэзия, которая не в
книгах, а в природе, в жизни, - присущно художество, печать которого лежит
на "полном творении славы". Разум, это - дух жизни, душа ее; поэзия, это -
улыбка жизни, ее светлый взгляд, играющий всеми переливами быстро
сменяющихся ощущений...
Пушкин первый из русских поэтов овладел поясом Киприды. Не только стих,
но каждое ощущение, каждое чувство, каждая мысль, каждая картина исполнены у
него невыразимой поэзии. Он созерцал природу и действительность под
особенным углом зрения, и этот угол был исключительно поэтический...

Как истинный художник, Пушкин не нуждался в выборе поэтических
предметов для своих произведений, но для него все предметы были равно
исполнены поэзии. Его "Онегин", например, есть поэма современной
действительной жизни не только со всею ее поэзиею, но и со всею ее прозою,
несмотря на то, что она писана стихами. Тут и благодатная весна, и жаркое
лето, и гнилая дождливая осень, и морозная зима; тут и столица, и деревня, и
жизнь столичного денди, и жизнь мирных помещиков, ведущих между собою
незанимательный разговор

О сенокосе, о вине,
О псарне, о своей родне;

тут и мечтательный поэт Ленский, и тривьяльный забияка и сплетник Зарецкий;
то перед вами прекрасное лицо любящей женщины, то сонная рожа трактирного
слуги, отворяющего, с метлою в руке, дверь кофейной, - и все они, каждый
по-своему, прекрасны и исполнены поэзии. Пушкину не нужно было ездить в
Италию за картинами прекрасной природы: прекрасная природа была у него под
рукою здесь, на Руси...
Поэзия Пушкина удивительно верна русской действительности, изображает
ли она русскую природу или русские характеры: на этом основании общий голос
нарек его русским национальным, народным поэтом...
Талант Пушкина не был ограничен тесною сферою одного какого-нибудь рода
поэзии: превосходный лирик, он уже готов был сделаться превосходным
драматургом, как внезапная смерть остановила его развитие. Эпическая поэзия
также была свойственным его таланту родом поэзии. В последнее время своей
жизни он все более и более наклонялся к драме и роману и, по мере того,
отдалялся от лирической поэзии. Равным образом он тогда часто забывал стихи
для прозы. Это самый естественный ход развития великого поэтического таланта
в наше время. Лирическая поэзия, обнимающая собою мир ощущений и чувств, с
особенною силою кипящих в молодой груди, становится тесною для мысли
возмужалого человека. Тогда она делается его отдыхом, его забавою между
делом. Действительность современного нам мира полнее, глубже и шире в романе
и драме...
Мы сказали, что чтение Пушкина должно сильно действовать на воспитание,
развитие и образование изящно гуманного чувства в человеке. Да, не во гнев
будь сказано нашим литературным староверам, нашим сухим моралистам, нашим
черствым антиэстетическим резонерам, - никто, решительно никто из русских
поэтов не стяжал себе такого неоспоримого права быть воспитателем и юных, и
возмужалых, и даже старых (если в них было и еще не умерло зерно
эстетического и человеческого чувства) читателей, как Пушкин, потому что мы
не знаем на Руси более нравственного, при великости таланта, поэта, как
Пушкин...
Никто из русских поэтов не умел с таким непостижимым искусством
спрыскивать живой водой творческой фантазии немножко дубоватые материалы
народных наших песен. Прочтите "Жениха", "Утопленника", "Бесов" и "Зимний
вечер", - и вы удивитесь, увидя, какой очаровательный мир поэзии умел
вызвать поэт своим волшебным жезлом из таких скудных стихий...

Заключим наш обзор мелких лирических пьес Пушкина мнением о них Гоголя,
- мнением, в котором, конечно, сказано больше и лучше, нежели сколько и как
сказали мы в целой статье нашей:

"В мелких своих сочинениях - этой прелестной антологии, Пушкин
разносторонен необыкновенно и является еще обширнее, виднее, нежели в
поэмах. Некоторые из этих мелких сочинений так резко ослепительны, что их
способен понимать всякой; но зато большая часть из них, и притом самых
лучших, кажется обыкновенною для многочисленной толпы. Чтоб быть способну
понимать их, нужно иметь слишком тонкое обоняние, нужен вкус выше
того, который может понимать только одни слишком резкие и крупные черты. Для
этого нужно быть в некотором отношении сибаритом, который уже давно
пресытился грубыми и тяжелыми яствами, который ест птичку не более наперстка
и услаждается таким блюдом, которого вкус кажется совсем неопределенным,
странным, без всякой приятности привыкшему глотать изделия крепостного
повара. Это собрание его мелких стихотворений - ряд самых ослепительных
картин. Это тот ясный мир, который так дышит чертами, знакомыми одним
древним, в котором природа выражается так же живо, как в струе какой-нибудь
серебряной реки, в котором быстро и ярко мелькают ослепительные плечи или
белые руки, или алебастровая шея, обсыпанная ночью темных кудрей, или
прозрачные гроздия винограда, или мирты и древесная сень, созданные для
жизни. Тут всё: и наслаждение, и простота, и мгновенная высокость мысли,
вдруг объемлющая священным холодом вдохновения читателя. Здесь нет этого
каскада красноречия, увлекающего только многословием, в котором каждая фраза
потому только сильна, что соединяется с другими и оглушает падением всей
массы, но если отделить ее, она становится слабою и бессильною. Здесь нет
_красноречия_, здесь одна _поэзия_; никакого наружного блеска, все просто
, все исполнено внутреннего блеска, который раскрывается не вдруг; всё
лаконизм, каким всегда бывает чистая поэзия. Слов немного, но они так точны,
что обозначают все. В каждом слове бездна пространства; каждое слово
необъятно, как поэт. Отсюда происходит то, что эти мелкие сочинения
перечитываешь несколько раз, тогда как достоинства этого не имеет сочинение,
в котором слишком просвечивает одна главная идея.
Мне всегда было странно слышать суждения об них многих, слывущих
знатоками и литераторами, которым я более доверял, покамест еще не слышал их
толков об этом предмете. Эти мелкие сочинения можно назвать пробным камнем,
на котором можно испытывать вкус и эстетическое чувство разбирающего их
критика. Непостижимое дело! казалось, как бы им не быть доступными всем! Они
так просто возвышенны, так ярки, так пламенны, так сладострастны и вместе
так детски чисты. Как бы не понимать их! Но, увы! это неотразимая истина:
чем более поэт становится поэтом, чем более изображает он чувства, знакомые
поэтам, тем заметней уменьшается круг обступившей его толпы и, наконец, так
становится тесен, что он может перечесть по пальцам всех своих истинных
ценителей".

С полным текстом статьи можно ознакомиться

http://az.lib.ru/b/belinskij_w_g/text_0160.shtml

что это такое?

раздел:
критика
в избранном
у 1 читателя
очень понравилось
1 читателю
прочтений:
891


Отзывы:
2010-08-14 08:32:19 inki
aa гений проницательности
Иногда душа критика делает зеркальный рикошет от автора, и происходит чудо..
Писать о Пушкине слогом Белинского..это то, чего хотелось когда то Есенину...Дар поэта ласкать и корябать, роковая на нём печать, розу..с..жабой..


Еще и еще раз возвращаясь к нашему..
Почему он наше..он в каждый дом может войти без ключа..
Он проницаем простотой - он свой...Как любовь и радиация..
[...]

►►2010-08-14 13:37:09 Граф Оман
aa
Ну, конечно, спасибо за попытку, да еще столь за потрясающий своей глубиной вывод: "Все произведения поэта, как бы ни были разнообразны и по содержанию, и по форме, имеют общую всем им физиономию, запечатлены только им свойственною особеностию, ибо все они истекли из одной личности, из единого и нераздельного я". Просто Виссарион Григорьевич не догадался разделить в Пушкине гениальное и человеческое, а то бы мог получить двойное и раздельное. Устарел, ох, устарел:)

2010-08-14 13:42:25 Граф Оман
aa
Гончаров писал о Белинском : "Способность его увлекаться, несмотря на его ум, многие опыты, лета, и особенно беспощадный и верный анализ, была изумительна и доказывала, до какой степени сильно он был одарен фантазией. Я не говорю уже о том, как юношески восторженно упивался он красотами известных капитальных, любимых им произведений, но он с любовью анализировал каждую мелочь в них, иногда впадая в ребячество до комизма! Стоит развернуть некоторые статьи, о Гоголе, где он говорит, или, лучше сказать, трепещет под его живым влиянием. Например, в статье о "Горе от ума", посвященной больше всего Гоголю, а не Грибоедову, что он говорит о гусаке [...]

2010-08-14 16:26:46 Тихонова
aa
Как раз перечитываю Тынянова ("Пушкин"). Вспомнился эпизод, когда 12-летний Пушкин сжигает свои первые стихи в печке только потому, что его не то что не поняли, а НЕ ХОТЕЛИ ПОНЯТЬ. Вот это-то "нехотение" и однобокость и ломают чаще всего. А Пушкин был упрям и силен духом, несмотря на физическую слабость. Очень ценю Пушкина. Очень.

►►2010-08-16 04:26:12 inki
aa
У него разница потенциалов внутренняя..как у полюсов Земли...
От знания мира изнутри до его приятия и терпения...Електрическая ёмкость души.Так..что-то во мне проснулась старинная любовь к физике...Пойду почитаю Ландау..

2010-08-16 10:10:09 Mytyl
aa
"...Надо совершенно отказаться от роли судьи и актера и ограничиться только ролью постороннего любопытного свидетеля и зрителя..."
Хорошо сказано, но самому Белинскому это вряд ли удалось сделать. За что он "гнобил" Баратынского? Уж не за то ли, что не мог простить ему его положения в обществе?

►►2010-08-18 14:08:23 Граф Оман
aa
Интересно, что Белинский обвинил Баратынского в излишнем уме! «Несколько раз перечитывал я стихотворения г. Баратынского и вполне убедился, что поэзия только изредка и слабыми искорками блестит в них. Основной и главный элемент их составляет ум», - это Белинский пишет! Это про Баратынского! Стихи милы и элегантны, не глупы – это точно. Но общее содержание большинства как-то не вяжется с таким упреком. Даже наводит на размышления о некоторых качествах самого Белинского, который, однако, через несколько строк пишет: «механизм стихов скрыпит, как тяжелые ворота па вереях, и в которых нет не только ни искры чувства, но даже и порядочной мысли». Ну, о [...]

►►►2010-08-18 16:32:49 inki
aa
Может быть неистовство - как неуправляемая составляющая эмоционального шлейфа- тянет к месту преступления..к поэзии..Там в ней ведь тоже - неистовый танец, правда с другой стороны стекла...
Критика в привычном распальцовочном варианте - чем то напоминает "Коллекционера" - еще одна бабочка на игле - разобрана..но так и не понята- как она там устроена..
Ну и мой ..нетерпимо-неистовый выпад в бедного Виссариона - который очень хорошо показывает..что очень далек Виссарион от проблем понимания психологии человека и отношений тех, сердечных.
[...]
страница 0
крайняя_колонка_бугага
Свод Законов
Канцелярская Крыса
Книга Жалоб
Миллион значений
Пан Оптикум
Помощь
рецензии
Школа дураков

Все права на опубликованные произведения принадлежат их авторам. Копирование, полное или частичное воспроизведение текстов без разрешения авторов не допускается, за исключением случаев, предусмотренных Законом об авторском праве. По всем вопросам, касающимся использования размещенных на сайте произведений просьба обращаться непосредственно к авторам, администрация сайта не уполномочена вести какие-либо переговоры от их имени.