Конституция СВОДОНЕБ СВОДОНЕБ
крайняя_колонка_бугага

Авторы
Тексты
Комментарии

Вернуться к списку:

Автору:

Сейчас по Гринвичу:
2018-12-15 08:42:21
На сайте:

Недавно посетили:

Сейчас
в Чухломе и Кологриве:

В Яунпиебалге и Бобруйске:

В Акюрейри и Уагадугу:


крайняя_колонка


Произведение:
Rayusan
ОНИ. Сказочник
Офис.
Много столов. Сложенные стопками накладные, счета, реестры. Тихий шорох компьютеров. Клацанье клавиатуры, жужжание лампы, негромкий гул телефонных разговоров. Тиканье часов.
В мусорке под столом шесть стаканчиков из-под кофе. На столе седьмой. Уже остывший дрянной кофе из автомата оставляет во рту осточертевший кислый вкус химии.
Понедельник.
А может и пятница.
Разница уже давно перестала ощущаться. Рабочая пятидневка и выходные с мытьем пола-стиркой-глажкой-уборкой-поездкой за продуктами. Иногда отпуск с дежурными поездками в теплые края, оставляющими минимум воспоминаний, или доделкой вечного ремонта и все теми же стиркой-глажкой-готовкой…
Попытка утешить себя высокой зарплатой. Найти в ней смысл вставать в несусветную рань, залезать в набитый вагон-автобус, наполненный ароматами спешки, пота, свежих рубашек и какофонией духов.… Или в машину, чтобы в смоге выхлопных газов и усталых ругательств с черепашьей скоростью тащить себя до работы.
Сегодня снова авария. Кругом полное безразличие, строгие костюмы и галстуки в витринах оконных стекол машин и магазинов. Манекены отличаются от людей только безупречностью фигуры.
Стена, замазанная серой краской, сквозь которую проглядываются цветные пятна.
Разбитый фотоаппарат в луже крови.
Серая иномарка, с помятым об столб капотом.

Офис. Кофе. Тиканье.
Все стараются заработать, чтобы купить одинаковые вещи в элитных бутиках и больше времени в отпуске проводить в номере с кондиционером, опустошая бутылки с дорогими невкусными напитками. Чтобы жить отдельно в пустой квартире, наполненной дорогими бездушными вещами, сделанными только ради денег.

От кофе тошнит. От монитора болят глаза. Пальцы свело судорогой – сразу видно – профессионал. Сосредоточенное лицо и пустой взгляд. Холодный голос. Холоднее этого чертового остывшего кофе.

28 тысяч 800 тиканий. Можно уезжать.
Сегодня пятница. Значит можно поехать в клуб, выпить пару коктейлей с кричащими бессмысленными названиями, похвастаться одинаковыми вещами, как пароль сказать несколько дежурных фраз, сесть в машину и поехать куда-то ради скучного секса.

Он стоит у барной стойки в мятой рубашке. Растрепанный и захмелевший. С рыжими волосами и глазами цвета гречишного меда. Такой неуместный с детским удивленным лицом и растерянной улыбкой, с солнечными лучиками первых морщинок вокруг глаз и тонкими нервными пальцами, теребящими сигарету... На скуле наливается синяк, на подбородке - ссадина.

Она – в темном углу – пьет что-то горящее, устало трет виски, поминутно смотрит на телефон. Ей лет 20. Может 23, но с сильной натяжкой. Глаза у нее зеленые, волосы – темная медь. Вся натянутая, как струна – еще чуть-чуть и лопнет, рассекая пальцы в кровь.

Он подходит, наклоняется, отодвигает прядь волос с ее лба, что-то шепчет ей на ухо, усмехается и выходит на улицу. Она медлит, но выходит следом.

- Пройдемся?
- Зачем? – пустой безжизненный голос. Ошибка? Да нет, она точно живая…
- Сама-то как думаешь? Поехали ко мне?
Девушка вздрагивает, щеки ее заливает румянец, смотрит возмущенно и зло.… Но проходит секунда, и возмущение сменяется болью. Еще две – и в глазах только безразличие.
- Мне все равно. Пойдем.
Он натянуто усмехается, но она этого не замечает. Она ежится от ветра. Кутается в тоненькую курточку. Теребит сумочку. Он смотрит на нее и любуется.
- Ведьма… - тихо-тихо, почти шепотом. Обнимает ее за плечи и уводит от приглушенного рокота подвального декаданса.

Какой-то дом, какой-то этаж, какая-то квартира…
Не имеет значения где это.
Ничего не имеет значения.
Мебели в квартире немного – матрас на полу, кресло, шкаф и кофейный столик. Но это немного создает ощущение простора, а не пустоты… Пустота – в душе…

- Красота – в глазах смотрящего. – негромко произносит он, глядя в окно. Там - темно. Там – бабье-летнее августовское небо – непроглядно-синего цвета расцвеченное всполохами городского сияния. И мелкие звезды. – Ты знаешь, что в августе дожди бывают двух видов: из дождей и звезд. А каждая упавшая звезда – это на самом деле чье-то несбывшееся желание. Если хочешь, я могу рассказать тебе об этом красивую грустную сказку.

Девушка молчит. Стоит у двери. На мокрой голове – наброшенное полотенце. Промокшее платье облепило тело, куртка валяется на полу.

- Не стой столбом. Заболеешь же.

На крохотной захламленной кухоньке в джезве варится кофе. Настоящий кофе. Его запах крадется в комнату, смешивается с запахом табачного дыма и щекочет нос так, что хочется чихнуть.

- Я – Оле-Лукойе. А ты?
- Алиса…

Спустя три чашки кофе, два пирожных и пять сказок Алиса все так же сидела в кресле, поджав ноги и кутаясь в плед. А Оле – подле нее на краешке матраса. Девушка наконец ожила – горящие глаза, румянец на щеках, взъерошенные волосы – эдакий храбрый воробушек…

- Вот так вот, ведьмочка… - закончил очередную сказку Оле и, зевая, потянулся.
- Почему ты меня так называешь? – глядя на довольную физиономию юноши, невозможно было удержаться от улыбки, но девушка переборола себя и скорчила сердитую рожицу.
- Потому что ты – ведьма. Авторитетно заявляю. Как всякий уважающий себя сказочник, я повидал немало ведьм и, знаешь ли, все они – милейшие дамы. Вот, видишь, - Оле потыкал пальцем в ссадину на подбородке и с наигранной серьезность продолжил – Это - след того, как я спас одну из этих леди от стрррррашного железного чудовища. Вот только фотоаппарат ее разбился. – добавил он уже немного грустно.
- Так Вы еще и рыцарь, господин сказочник? – притворно изумилась «ведьма».
- Ну что Вы… Если только самую малость… - юноша посмотрел на часы, еще раз потянулся, взял Алису на руки и переложил на матрас. – Утро – пора спать. А я пока пройдусь. Дела.

Убедившись, что девушка уснула, Оле тихонько вышел из квартиры, вылез на крышу дома, подошел к самому краю, раскинул руки и счастливо засмеялся. Мелькнула тень. Смех затих.
Юноша обернулся. Перед ним стояли ОНИ, протягивая тонкие белые руки со скрюченными холодными пальцами. А за ними, на лесенке вниз стояла Алиса – бледная, со слезами на глазах… Такая красивая… Платье алого шелка под порывами ветра пламенем обнимает точеную фигуру. Медной гривой развеваются волосы. Молодой листвой сияют зеленые глаза.

Оле улыбнулся. Пригладил растрепавшиеся рыжие волосы.
- Мне пора, Алис. Я от них долго бегал… А ты – не попадайся… И запиши, пожалуйста, мои сказки… Спасибо… - Оле повернулся спиной, вспрыгнул на парапет. ОНИ медленно подходили. Вот уже один из них ухватился за рукав, другой – за штанину, третий за полу рубашки. Сказочник посмотрел на девушку через плечо. – Алис… не плачь… я тебя лю…

Один из НИХ проткнул ему грудь рукой. Крови не было. Но глаза Оле помутнели, волосы будто покрылись пеплом, сменив цвет с апельсинового на блекло-русый. Улыбка сошла с его лица.

И тогда Алиса побежала.





Отзыв:


мне нравится
Если пойти по штаммам сказок, то любой новый год - чемпион по приюту этих сокровищ...
Да..теперь мы технари...но пусть ирония судеб..не становится холодным сарказмом...а любовь..даже в таком странном перепетийном исполнении
пусть согревает
а сказочники
не ходят одинокими..а хотябы

рядом со своими любимыми героями...

С Новым годом
Дорогие небесные
от бывшего
сказочника

я с тобой...вспоминаю гуддини...
трюки стерхов пространства навылет

там в начале
где хор голосил
у твоих замирала стихов
как у детской кроватки
согреши суррогатный отец
и опричь этих дней покрывало
чистым белым из запаха теста
вместо холода выдав надежду
эту старую
бабу с треногой
у несущихся в ночь лошадей
кони кони
так хочется мне
без авансов и злых обещаний
в неисполненность боли нигде
стать рабыней у памяти доброй
где мы были как лёд и огонь
а потом
как вода возле камня
или берег ментальных морей

я не знаю
прорвется ли город
через инея шубу к Тебе
как всегда накормлю голубей
не почтовых и вспомню о Тесле
он чудак и мудрец мою схему
переплавит в реторте полей
где на каждой снежинке упавшей
вижу имя твое как цепочку
на простуженной шее его
до стекла согревая песок...

и до скрежета старой души
вдруг иронии тоже захочется
пусть без пара
но только своей
у судьбы припорошенной белым



раздел:
0
прочтений:
520


Отзывы на этот отзыв:
►►2014-01-03 13:58:59 Rayusan
aa
Спасибо, Inki
Порадовали))
С Новым годом Вас
страница 0
крайняя_колонка_бугага
Свод Законов
Канцелярская Крыса
Книга Жалоб
Миллион значений
Пан Оптикум
Помощь
рецензии
Школа дураков

Все права на опубликованные произведения принадлежат их авторам. Копирование, полное или частичное воспроизведение текстов без разрешения авторов не допускается, за исключением случаев, предусмотренных Законом об авторском праве. По всем вопросам, касающимся использования размещенных на сайте произведений просьба обращаться непосредственно к авторам, администрация сайта не уполномочена вести какие-либо переговоры от их имени.