Конституция СВОДОНЕБ СВОДОНЕБ
крайняя_колонка_бугага

Авторы
Тексты
Комментарии

Вернуться к списку:

Автору:

Сейчас по Гринвичу:
2018-12-11 11:33:53
На сайте:

Недавно посетили:

Сейчас
в Чухломе и Кологриве:

В Яунпиебалге и Бобруйске:

В Акюрейри и Уагадугу:


крайняя_колонка



Денис Яцутко. Все книги об одном
Внимание! Прочитав этот материал, вы не сможете больше читать книги и смотреть фильмы, так как будете заранее знать, «что будет дальше». Как бы автор ни накручивал сюжет, как бы он ни играл с языком, каких бы фантастических персонажей ни выдумывал, ему не уйти от нескольких простых схем, определяющих структуру любого повествования — от сказки про Иванушку-дурачка до модернистского романа.

РАСЧЛЕНЕНИЕ СКАЗКИ
Все, кто хоть немного интересовался народным творчеством, могли без подсказок заметить, что в сказках много повторяющихся формул: «жили-были», «за тридевять земель», «я там был, мед-пиво пил» и т. п. Эти формулы задают элементы сказочного пространства, времени и действия. И неспроста они одинаковые. Они одинаковые потому, что и сюжеты в сказках похожие. Да что там осторожничать — одинаковые в них сюжеты. Человек придумывает разные повествования, опираясь на реальность, а реальность на всех одна. Основы бытия кристаллизуются в нашем бессознательном в жесткие стандартные формы — архетипы. Даже современным писателям с филологическим образованием, знающим обо всех стандартных структурах и сознательно пытающимся их избегать, это удается нечасто, а уж предкам нашим, простодушно сочинявшим что-то у очага, от жесткого диктата архетипов было и вовсе не убежать. Стандартные структуры и соединяются стандартным образом. Не будем вдаваться в подробную историю того, как ученые вычленили из тысяч текстов эти стандартные последовательности, а просто опишем их.

КТО ГЕРОЙ?
Для начала выясним, какова основная характеристика героя сказки. Не важно, какой именно. Любой. Давайте построим их в ряд: Иванушка-дурачок, Мальчик-с-пальчик, Снегурочка, Илья Муромец — что в них общего? То, что все они — ненормальные. Дурак, маленький человечек, рожденный из отрубленного пальца, девочка, слепленная из снега, паралитик. Чтобы быть героем, необходимо иметь изъян, быть ненормальным, уродом или полубогом. Изъян может быть не слишком явным с точки зрения современного человека. Например, герой может быть патологическим лентяем, хвастуном или… ребенком. Да, быть ребенком — это серьезный изъян. Ребенок — это недочеловек, он еще не инициирован во взрослую жизнь, а потому вполне годится на роль героя.

С ЧЕГО ВСЕ НАЧИНАЕТСЯ?
С преступления. Либо сам герой нарушает запрет, либо его объявляют ответственным за чье-либо преступление. Нильс из «Чудесного путешествия Нильса с дикими гусями» плохо учил уроки, сунул коту осу в ухо да еще и обидел лесного гнома. Иван-царевич из «Царевны-лягушки» вопреки запретам своей жены сжег лягушачью кожу. Сестрица Аленушка недоглядела за братцем, который испил водицы из козьего копытца и стал козленком. Добрыня братается со Змеем и потому, когда Змей похищает Забаву, оказывается виноватым.

ИЗГНАНИЕ
Чтобы заслужить прощение, исправить испорченное, восстановить справедливость, герой вынужден отправиться в странствие. Возможно, его даже изгоняют. Добрыня отправляется на поиски Забавы и Змея, Иван-дурак ищет Василису Прекрасную, похищенную Кощеем, Нильс улетает с дикими гусями, чтобы заслужить прощение гнома. Только так герой становится героем. Ведь в Киеве, откуда Змей Забавушку умыкнул, немало народу жило, но что может сказать сказка о тех, кто остался? Ничего. Сказке они неинтересны.

ИНИЦИАЦИЯ И ВСТРЕЧА С ДАРИТЕЛЕМ
Отправившийся в путь пока что не совсем герой. Ему противостоят могущественные силы, а он… ну кто он такой? Так, погулять вышел, да и то не по своей воле. Но тут на пути встает темный лес (глубокий колодец, пещера). В темном лесу стоит избушка на курьих ножках, в пещере стоит гроб, а колодец и сам по себе хорош.
В избушке героя ждет Баба-яга. Тут возможны варианты. Например, Баба-яга хочет героя съесть. Она сажает его на лопату и пытается посадить в печь. Герой упирается, расставляет руки и ноги, всем своим видом показывает, что в печь садиться не умеет, и просит Бабу-ягу показать, как надо. Исследователи видят в этом моменте половой акт. Герой-девственник познает женщину. Он, извините за натурализм, не может попасть куда надо и просит направить. Теперь он настоящий мужчина, настоящий герой.
Собственно, инициация означает символическую смерть: умирает ребенок и рождается герой. Чтобы быть инициированным, герой должен пройти узкое, темное, замкнутое пространство, познать женщину, временно умереть, родиться заново. Илья Муромец ложится в гроб, который они нашли вместе со Святогором, лежит в нем какое-то время, а после получает от Святогора в подарок «богатырский дух» и меч-кладенец. Иван в избе Бабы-яги получает… ну, например, волшебный клубочек. Алеша в сказке Антония Погорельского «Черная курица, или Подземные жители» получает под землей (на территории смерти!) волшебное зернышко. Крошечка-хаврошечка влезает в одно ухо Буренки и вылезает из другого.
Персонаж, который дает герою особенные вещи, называется дарителем. Иногда встреча с дарителем происходит до попадания в узкое-сырое-темное… Например, Джек из «Джека в Стране чудес» сначала получает от странствующего волшебника чудесные бобы, а уже потом проползает через колодец. И где он оказывается? На небесах. То есть умирает.
Иногда вместе с чудесными предметами или вместо них герой обретает спутника, друга. Это может быть, например, мудрый богатырский конь или чудесный Конек-горбунок.

ПОИСКИ, ПОДВИГИ, СВАДЬБА И СМЕРТЬ
Пройдя инициацию и получив чудесные предметы, герой приступает к выполнению своей главной миссии. Он ищет какое-нибудь место или какого-то человека, вступает в сражение с силами зла. Ему помогают звери, неодушевленные предметы и даже «мать сыра земля». В конце концов герой всех находит, убивает, целует, оживляет и восстанавливает. Заканчивается все возвращением домой и/или свадьбой, она же — смерть героя. То есть после свадьбы сразу следует смерть текста. Все, что происходит после свадьбы, никого не интересует. Редкий сказочник заглядывает за эту страшную границу. Вот Гофман делает это, и что мы видим? Его героический романтический студент со своей прекрасной возлюбленной превратились в тихих обывателей, отвратительных своей обычностью. Ничто полное и совершенное не может быть героическим: ведь ничто не гонит его прочь от домашнего очага совершать подвиги.

И ТАК ВЕЗДЕ
Чтобы показать, что описанная выше биография героя справедлива для большинства произведений, разберем быстренько что-нибудь современное. Лучше всего даже не из литературы, а из кино. «Матрицу», например. Нео — не такой, как все. Он — хакер, то есть преступник. В этом одновременно и его изъян, и его преступление. Он встречается с дарителем (Морфеус), который дает ему две таблетки. Затем он рождается из иллюзорной жизни в жизнь подлинную — буквально — пройдя через темное замкнутое сырое пространство. После этой инициации Нео преображается и получает особенные умения. Далее — борьба со злом, поиски… Свадьбы с Троицей не происходит лишь потому, что создатели фильма сразу собирались снимать продолжение.
Мало? Возьмем что-нибудь постарше и политературнее. «Хоббит» Толкиена. «Матушка нашего хоббита, то есть Бильбо Бэггинса, была легендарная Белладонна Тук… Поговаривали, будто давным-давно кто-то из Туков взял себе жену из эльфов. Глупости, конечно, но и до сих пор во всех Туках и в самом деле проскальзывало что-то не совсем хоббитовское». Вот вам изъян героя. Затем он не слишком вежливо разговаривает с волшебником. Вот вам преступление, из-за которого ему приходится отправиться в странствие. В дороге хоббит попадает в пещеру (сырое узкое место), где встречает Горлума (дарителя), от которого не совсем честным способом получает волшебное кольцо. Далее все то же: сражение с силами зла и торжественное возвращение домой.
Копнем древнее и серьезнее? Христос у Евангелистов. Здесь стандартный сюжет повторяется аж несколько раз подряд. Рожден непонятно как — вот вам изъян. Его семья скрывается в хлеву или пещере и принимает подношения волхвов. Вот вам первая инициация и встреча с дарителями. Крестился в Иордане (сыром месте) — вторая инициация. Иоанн Креститель, указавший всем на него как на мессию, выступает в роли дарителя — дарит авторитет. Преобразился на горе перед учениками — собственно преображение. Совершал чудеса, изгонял бесов, спорил с фарисеями и книжниками — подвиги. Окончил жизнь на кресте, был положен во гроб (темное, замкнутое пространство), но воскрес — третья инициация. Вознесся на небеса — вернулся домой.
За буйной фантазией некоторых авторов этот абсолютный сюжет почти теряется. Его приходится раскапывать. Например, в «Алисе в Стране чудес» Кэрролла так много удивительных существ и потрясающих речевых игр, что все внимание читателя занято ими — хливкими шарьками, бармаглотами и шалтаями-болтаями. А между тем Алиса проходит через кроличью нору, попадает в воду, принимает дары («съешь меня», «выпей меня»), преображается (становится то больше, то меньше), совершает подвиги (спасает несчастных подданных от гневной Королевы) и возвращается домой.
А некоторые писатели, прекрасно зная эту схему, честно и безыскусно ее эксплуатируют. Например, фантаст Майкл Муркок так и называет героя своих многочисленных книг — Вечный Герой. У его героя откровеннейший изъян — искусственная рука и чужой глаз. Его спутник так и называется — Спутник Героя. А зачем что-то выдумывать, раз сюжет все равно только один? Правильно, незачем. Пипл и так схавает. И ведь хавает, почему не хавать?
Собственно, все современные писатели делятся на три основных класса. Одни об этой структуре не знают и бессознательно ей следуют. Другие знают и пользуются. Третьи знают (или догадываются) и стремятся от нее уйти. Эти последние делятся в свою очередь на два типа: на тех, кто уйти не может и потому пишет вообще без сюжета, и на тех, кто пытается придумать другие сюжеты. Но возможно ли их придумать? То, что с первого раза может показаться новым сюжетом, на деле оказывается сплетением несколько раз повторенного универсального сюжета для нескольких героев. Или универсальным сюжетом, но рассказанным с середины или с конца...
Всюду, где есть герой, всплывает его универсальная
биография.

http://www.reakcia.ru/article/?1365

Журнал "RЕ:АКЦИЯ" №41
27 ноября 2006 — 7 декабря 2006

что это такое?

раздел:
обсуждения
прочтений:
834


Отзывы:
2010-01-28 16:16:09 Алексей Речкин
aa
Уфф! А то я уж испугался! Про сюжеты согласен, их всего 7. Архетипы и остальное - ерунда.))) Карлсон, Маленький принц, Голый король, Три толстяка. В общем, в дальнейшем вся конструкция рушится.

►►2010-01-31 09:39:07 Арлекин
aa
Не знаешь, этому стоит ужасаться или восхищаться?
Иногда чувствуешь себя пластическим хирургом, у которого понятия о красоте извращены его собственным умением ее создавать)

С другой стороны, а если убрать жесткач, убрать условия для геройства, то и читать никто не будет такую тягомотину в масштабах романа, на бытописании можно уснуть и не проснуться.
Законы жанра, мать их. Если влюбленным на протяжении романа никто не будет мешать любить друг друга, то и романа не получится)
[...]

►►►2010-01-31 13:36:43 Алексей Речкин
aa
Не знаю! аверно принимать как данность...
А влюблённым можно и не мешать, сами сто раз всё испортят!))))) Они ж такие...
страница 0
крайняя_колонка_бугага
Свод Законов
Канцелярская Крыса
Книга Жалоб
Миллион значений
Пан Оптикум
Помощь
рецензии
Школа дураков

Все права на опубликованные произведения принадлежат их авторам. Копирование, полное или частичное воспроизведение текстов без разрешения авторов не допускается, за исключением случаев, предусмотренных Законом об авторском праве. По всем вопросам, касающимся использования размещенных на сайте произведений просьба обращаться непосредственно к авторам, администрация сайта не уполномочена вести какие-либо переговоры от их имени.